Дворянская жизнь

Объявление

Дамы и господа, мы признательны всем вам за стойкость в летнюю жару и преданность в период отпусков. Не забывайте нажимать на кнопку Топа и голосовать за наш любимый, уютный форум.

Спешите занять интересную роль, погрузившись вместе с нами в Россию конца XIX столетия

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Мы рады привѣтствовать на форумѣ юнкера Николаевскаго кавалерійскаго училища Даніила Романовича ​Адашева​.

1885 год (Праздники согласно старому стилю)

18 июля - Святой мученик Емилиан, память которого совершается в этот день, пострадал за веру во времена императора Юлиана Отступника (4 век).

19 июля В этот день Православная церковь отмечает память преподобной Макрины Каппадокийской

20 июля Ильин день

21 июля Преподобного Онуфрия Печерского день

22 июля Мария ягодница

23 июля Трофим Бессоник

24 июля отмечается память первых русских святых Бориса и Глеба

25 июля чествуют святую Анну — мать девы Марии, бабушку Иисуса Христа

26 июля память святого Ермолая

Это жи шидевр

Эпизод эпизод эпизод

Анатолий Любавин Александр Васнецов

•ПРАВИЛА•

•СЮЖЕТ•

•ГОСТЕВАЯ•

•ШАБЛОН АНКЕТЫ•

•НУЖНЫЕ•

•ХОЧУ К ВАМ•

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 20 августа 1885 года. Ах, что за жизнь у нас в столице


20 августа 1885 года. Ах, что за жизнь у нас в столице

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s7.uploads.ru/cP3ax.jpg

Участники:
Анастасия Васнецова и Александр Васнецов
Сюжет:
После возвращения в Санкт-Петербург Александр Васнецов наконец-то отправляет депешу в подмосковное имение своего отца о том, что он просит отпустить к нему в столицу свою младшую сестрёнку Анастасию. Поскольку судьба Александра решилась наилучшим образом и он остался на службе, родители с лёгким сердцем отправили дочь к брату в столицу. И вот он, столь ожидаемый момент прибытия поезда и встречи брата и сестры.

0

2

На перроне уже медленно начинала собираться толпа встречающих. Здесь и мужики в простых рубахах, и разночинцы, как одни, так и с жёнами, неспешно расхаживающие коробейники, у которых можно найти, кажется, всё - от пирогов до фарфоровых статуэток и маленьких куколок, мимо которых не могут пройти юные барышни, кого только не встретишь на вокзале. Особенно когда прибывает поезд из Москвы. Отдельными группами стояли носильщики, уже знающие, где остановится багажный вагон, тут же собрались извозчики, которые, пока не прибыл поезд, принялись обсуждать цены на овёс. Мимо Васнецова, жующего с меланхоличным выражением лица сливы, прошлась тощая дама с маленькой собачкой в руках, которая вытаращила свои тёмные глазёнки на Александра и зачем-то тявкнула на него. Дама сердито шикнула на собачонку, посмотрела на атташе сердитым взглядом и направилась дальше.
  Кира осталась дома, раздавая распоряжение слугам готовиться к приёму золовки. Счастливую семейную жизнь Васнецовых омрачал тот факт, что отец Киры так и не сменил гнев на милость после побега его дочери из-под венца в Рим. Он не отвечал на покаянные письма, что слали ему молодые супруги из Италии, игнорировал приглашения Александра и Киры, и, даже когда они случайно встретились, он сделал вид, что не знает атташе. Кто знает, не будь Васнецов атташе, возможно, его бы вызвали на дуэль...
  Васнецов отбросил в сторону мрачные мысли. Обида Оболенского до сих пор не прошла, и кто знает, сколько пройдёт времени прежде, чем забудется поступок Васнецова, и Сергей Илларионович поймёт, что Кира счастлива с ним. Если бы тогда, восемь месяцев назад, у Александра было время дождаться и броситься в ноги Оболенскому, чтобы просить руки Киры Сергеевны. Но тогда поезд в Царицын уходил уже через несколько часов, а родители Киры были в Пятигорске. Тут оставался только один выход. Просить бежать с ним. Умолять Киру бросить всё. "Я доверяю вам свою жизнь и свою честь... Я стану вашей женой". Таковы были слова Киры, когда она выбежала к нему из дома и бросилась к Александру, терпеливо ждущему своей участи в то снежное ноябрьское утро.
  Они счастливы в браке. Немилость императора миновала их, приказ об отставке Васнецова так и не был подписал государем, как и решение об изгнании Александра Георгиевича так и не было принято. Сыграло свою роль и блестящее выполнение дипломатической миссии в Риме, касающейся участия Италии в Тройственном союзе. Тайное соглашение, подписанное в здании министерства, гарантировало Российской империи невмешательство Италии в военные действия в случае, если дипломаты в Европе окажутся бессильны.
  Вот он, свист паровоза и выкрики на перроне "едет! Едет"! Поезд из Москвы прибывал, вот и показался паровоз, за которым тянулся след из чёрного дыма. Вагоны первого класса начинаются сразу после багажного, там и сидит сейчас его сестрёнка Стаси, как называли Настю в его семье родители.  Его любимая и обожаемая сестрёнка, которой он намерен показать все красоты столицы, взять с собой в высший свет, сводить в Петергоф и Аничков дворец, в Александрийский театр и... желаний много. Что скажет на это сама Анастасия?
  Состав остановился. Открылись двери вагонов, пассажиры принялись выходить на перрон. Слышались радостные крики встречающих, люди обнимались. Александр стоял напротив вагона, ожидая, когда же Анастасия покажется на перроне. Вот и она, атташе, улыбаясь, зашагал к девушке в сопровождении пожилой женщины.
  - Настенька, милая!
  Александр обнял сестрёнку. Да, он скучал по ней. По её глазам, по её смеху. они не виделись уже очень долго, с тех самых пор, когда служба в дипломатическом корпусе полностью поглотила его время. За эти годы он всего три раза приезжал в Москву в родовое имение, чтобы повидаться с родителями и прогуляться с Настей по полям. Вспомнились гостинцы и подарки, которые он привозил ей из Санкт-Петербурга. А сейчас она здесь, рядом, его милая Стаси, его сестрёнка. Которой уже подготовили комнату в его доме.
  Васнецов поздоровался и с гувернанткой Анастасии, обернулся на голос носильщика, который кашлянул сзади и поинтересовался, не угодно ли его милости отнести багаж. уверенный, что его родители Настю без багажа не отпустили бы, он согласно кивнул. Пусть отнесут к карете, где его ждал верный Тихон.

0

3

Поезд, выпуская пары, подъезжал к перрону. Стаси была уже давно готова к выходу. Ленты шляпки завязаны кокетливым бантом, перчатки надеты, а все мелочи упакованы в саквояж. Мадам Лоран уговаривала свою воспитанницу сесть в купе и подождать остановку, но Стаси упорно оставалась в коридоре, не обращая внимания на увещевания старушки.
С какой жадностью она всматривалась в первые силуэты города за окном. И изумлялась, как Санкт-Петербург не похож на Москву.
Наконец  Васнецова поддалась уговорам француженки сесть в купе, но только для того чтобы посмотреть окрестности из другого окна. 
Как только состав остановился, началась суета. По коридору носили вещи, выходили пассажиры, а она терпеливо, сложив чинно руки на коленях, ждала пока мадам Лоран не сочтет нужным покинуть купе.
Наконец к ним в купе заглянул проводник, мадам Лоран указала ему на застегнутые на все ремни саквояжи и взяв свою воспитанницу под руку, вышла в коридор.
Как же обрадовалась Стаси, когда среди незнакомых лиц она увидела своего брата.  Ах, какая же она была глупая, думая, что не узнает его. Александр был точь-в- точь, как на фотографической карточке, присланной к рождеству.
- Настенька, милая!
- Сашенька! – совсем по-детски в ответ воскликнула Стаси, забыв, что она на вокзале, а не в деревне, и ей не десять лет.
Мадам Лоран стояла в стороне, ревностно смотря за проводником и поставленными им саквояжами. Она же милостиво кивнула носильщику, указав на них, а потом достала багажную квитанцию. Носильщик, ожидая хорошие чаевые, расторопно повез тележку к багажному вагону, протяжно крича: «Расступись! Поберегись!»
- А Кира Сергеевна дома? – поинтересовалась Стаси, когда после того как первый восторг встречи прошел и она вспомнила, что у его брата теперь есть жена.  Ей так не хотелось делить внимания брата, что оглянувшись по сторонам и не увидев Киры Сергеевны, в душе облегченно вздохнула.
- Папенька велел передать тебе письмо, но оно у мадам Лоран, - кивнув в сторону гувернантки, девушка смущенно улыбнулась, умолчав о том, что отец отдал письмо мадам Лоран боясь, что она, Стаси, его непременно потеряет.

+1


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 20 августа 1885 года. Ах, что за жизнь у нас в столице