Дворянская жизнь

Объявление

Дамы и господа, мы признательны всем вам за стойкость в летнюю жару и преданность в период отпусков. Не забывайте нажимать на кнопку Топа и голосовать за наш любимый, уютный форум.

Спешите занять интересную роль, погрузившись вместе с нами в Россию конца XIX столетия

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Мы рады привѣтствовать на форумѣ юнкера Николаевскаго кавалерійскаго училища Даніила Романовича ​Адашева​.

1885 год (Праздники согласно старому стилю)

18 июля - Святой мученик Емилиан, память которого совершается в этот день, пострадал за веру во времена императора Юлиана Отступника (4 век).

19 июля В этот день Православная церковь отмечает память преподобной Макрины Каппадокийской

20 июля Ильин день

21 июля Преподобного Онуфрия Печерского день

22 июля Мария ягодница

23 июля Трофим Бессоник

24 июля отмечается память первых русских святых Бориса и Глеба

25 июля чествуют святую Анну — мать девы Марии, бабушку Иисуса Христа

26 июля память святого Ермолая

Это жи шидевр

Эпизод эпизод эпизод

Анатолий Любавин Александр Васнецов

•ПРАВИЛА•

•СЮЖЕТ•

•ГОСТЕВАЯ•

•ШАБЛОН АНКЕТЫ•

•НУЖНЫЕ•

•ХОЧУ К ВАМ•

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.


1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s5.uploads.ru/qA4na.png

Участники:
Софья Васнецова и Александр Васнецов
Сюжет:
От Софьи Васнецовой не ускользнуло, как смотрели друг на друга Кира Оболенская и Александр Васнецов во время вальса на рауте. Добившись от Киры откровенного разговора, Софья приняла решние поговорить с Александром, братом её мужа, о том, какие чувства у него к юной Оболенской, и, если её женское сердце правильно подсказало о чувствах Александра, рассказать правду о чувствах Киры к нему.

0

2

Особняк Александра Васнецова, набережная Санкт Петербурга.

  Рабочий кабинет Александра в его особняке был прокурен до самого основания. В пепельнице дотлевал остаток дорогой сигары и валялось несколько окурков от папирос. Бумаги были разложены по всему столу, некоторые уже были собраны в папки, некоторые ещё требовали внимания молодого атташе. Там и деловая переписка, и предписания, и среди бумаг лежали письма, вскрыть которые надлежало лишь после прибытия в Рим. И среди них покоился листок, ничем не связанный с дипломатической деятельностью.

 

Дорогая Кира!
  Когда вы прочтёте это письмо, я уже буду в дороге и далеко отсюда. Я покидаю нашу столицу, и мысленно я остался с вами на том рауте, где мы совсем недолго были связаны вальсом...


  Далее шли признания. Александр признавался Кире в любви. И он знал, что читать она его не будет. Просто потому что оно не дойдёт до адресата. Излив бумаге свои чувства, Васнецов был намерен сжечь письмо, бросив его в камин, где сейчас весело потрескивал огонь. Он подбрасывал дрова вперемежку с углём, ему нравилось слушать треск поленьев и завывание ветра в трубе. В кабинете было тепло, Александр, написав ещё пару строк с признаниями, встал, прошёлся по кабинету, открыл форточку, чтобы хоть немного разогнать табачный дым и прикрыл глаза, когда на лицо попало несколько снежинок.
  Ночь заканчивалась. На востоке уже заалело зарево будущего рассвета. Александр встал, взял дописанный до конца лист, перечитал бегло несколько строк и отложил на пустующее кресло. Признания, которые всё равно не дойдут до той, кому они предназначены. Кира скоро должна выйти замуж - напомнил себе Александр. Уверенность в том, что она любит своего жениха и он избранник её сердца, и потому он не имеет права тревожить её своими чувствами. Васнецов перевёл взгляд на багряно - алую полосу заката и застыл у окна.
  Снова повалил снег. За окном послышался скрип калитки. Тихон, его дворник, встал пораньше, расчистить снег у крыльца. Александру в своё время сразу понравился этот угрюмый бородатый человек, пришедший наниматься в дворники. Дело своё он знал, во дворе особняка было всегда чисто, и Александр никогда не видел его пьяным. Атташе сразу заметил его полинялую фуражку, едва он вышел из пристройки. Вскоре послышался шум, издаваемый лопатой о мостовую.
Ещё одно признание, которое никогда не дойдёт до адресата.
  С этой мыслью Александр вернулся за стол, отпил уже остывший чай и принялся упаковывать бумаги. В другое время он доверил бы это делать секретарю, но несколько предписаний не были предназначены для посторонних глаз. Некоторые дипломатические поручения, притом полученные только вчера вечером накануне раута, содержали в себе тайные инструкции. До раута их так и не пришлось вскрыть, и потому, грубо нарушив какие либо предписания, Александр вскрыл их спустя несколько часов.
  Письмо, касающееся Тройственного союза, куда входила Италия. Оно полетело в огонь. Несмотря на то, что дипломатический багаж и почта не просматриваются, лучше всего прочитать и запомнить, а письмо отправить в огонь. Ещё одно письмо, прочтённое и отправившееся в огонь. Далее взгляд Васнецова упал на письмо, которое он в мыслях хотел отдать Кире.   
  Неожиданно раздался тихий стук в дверь его кабинета. В проёме появился Тихон.
  - Ваша светлость. Там просятся. Утверждает, поговорить надо. Немедленно. Софья Константиновна беспокоить изволит...
  Визит полностью неожиданный. Что могло такого произойти, что жена его старшего брата поспешила с разговором в столь неурочное время. Даже его камердинер спит сейчас, а докладывает о гостях дворник, о манерах обращения к господам разве что наслушавшийся из разговоров.
  - Да, конечно. Пусть пройдёт.
  Александр даже не стал отвечать Тихону "извольте просить войти". Не из за высокомерия. С простым человеком он вёл себя по простому, безо всяких манер. Дворник вышел, Александр присел у камина, подбросил два сухих берёзовых полена, достал расчёску и провёл по взлохмаченным волосам. И застыл в ожидании.

0

3

Большая беда настигает тех барышень, чей взор постоянно устремлен в книгу. Софья Константиновна давно подозревала, что ее увлеченность книгами сыграет с ней злую шутку. Научные трактаты побудили в ней жажду к знаниям и стремление понимать, как работает мир, что возмущало многих богобоязненных родственников. А европейская художественная литература, в свою очередь, сформировала в ней интерес к природе человеческих чувств. В сочетании с природной наблюдательностью Софья Константиновна представляла из себя страшное оружие против светского общества. Повезло, что жена вице-губернатора Петербурга никогда не имела склонности к сплетням. Во-первых, соответствующее воспитание, а во-вторых - ясное понимание того, что некоторые секреты и так будут раскрыты в нужное время без чьей-либо помощи. Хотя, порой помощь необходима. И сейчас был как раз тот случай.
Прежде чем наведаться к своему деверю, Софи нанесла визит Кире Сергеевне, своей дражайшей подруге. От взгляда глаз цвета морской волны, коими когда-то Софья очаровала своего супруга, не ускользнуло то, как смотрели друг на друга ее подруга и Александр Георгиевич, проходившейся любимому Николаю родным братом. Софья беспокоилась о счастье подруги и деверя, а потому, не желая видеть, как влюбленные совершают те же ошибки, что и герои французских романов, молодая женщина решила вмешаться, взяв на себя роль Венеры, спустившейся на землю лично, чтобы не дать случиться большой трагедии. Только действовать нужно было деликатно. От Киры она получила признание, оставалось лишь надеяться, что и Александр ответит тем же.
Появившись в кабинете Васнецова-младшего, Софья Константиновна чуть улыбнулась, в своей привычной манере.
- Александр Георгиевич, простите мне столь поздний визит. Я бы приехала завтра, но боюсь, поговорить мне с вами необходимо сегодня.
Пока женщина ехала, она тщательно продумывала, что именно и как скажет. С женщинами проще, добиться признания в чувствах от мужчин - гораздо сложнее.
- Я даю вам честное слово, что причина моего визита не выйдет за пределы вашего кабинета. Никто не узнает, даже Николай Георгиевич. Но прошу ответить на мой следующий вопрос честно. Скажите, испытываете ли вы сердечную привязанность к Кире Сергеевне?

+1

4

- Полно, извинения излишни. Завтра вы бы меня уже не застали, Софья Константиновна, так что вы прибыли совершенно вовремя. Прошу вас, проходите. Прошу простить за некоторый... беспорядок, мне так легче думается. Раз уж вы прибыли ни свет ни заря. - Александр посмотрел в окно, где багровая полоса рассвета только начала проявляться на пасмурном небе, вырывая из темноты шпили зданий. - Означает, что дело крайне важное и срочное. Я слушаю вас.
  Атташе понял, что забыл предложить чаю и даже не принял шубу с плеч Софьи Константиновны, только когда она заговорила. Как-то запоздало вспомнились правила приличия и оставалось надеяться, что жена его старшего брата Николая сделает вид, что не заметит его рассеянности. А её вопрос заставил Александра застыть от неожиданности. Он был готов к любым словам Софьи, к любым вопросам, но только не к этим. И потому он промолчал несколько секунд прежде, чем заговорить в ответ.
  - Софья Константиновна, ваша внимательность делает вам честь. Если вы вчера смогли заметить, как я смотрел на Киру Сергеевну, то вы крайне проницательны, и мне остаётся лишь надеяться, что вы единственная, кто смогли разглядеть тайну в моём взгляде. Вы правы полностью, я уеду, оставив своё сердце здесь, и могу вас заверить, что я никак не побеспокою своими тайнами столь милую женщину. Она скоро должна выйти замуж, и я отдаю себе отчёт, насколько низко я поступлю, признавшись ей в своих чувствах, зная, что её сердце принадлежит другому. Я не имею права заставить её страдать.
  Александр отвернулся от Софьи Константиновны, чтобы она не заметила боли в его взгляде. Раз уж она вчера увидела, с каким немым обожанием и с какой влюблённостью он смотрел на юную Оболенскую, то она непременно заметит и это чувство. Он вспомнил о письме, которое лежало сейчас на столе, и которое он собирался сжечь, едва написав. Там были все признания, которые он так и не сказал, его мысли о том, что он уезжает в Рим, а сердце оставляет в Петербурге. О том, что он будет помнить её, что он живёт ею с тех самых пор, как их представили друг другу в Александрийском театре.
  И, если Софья Константиновна столь обеспокоена, не станет ли вмешиваться Александр в жизнь Оболенских, пытаясь как-то вмешаться в отношения Киры со своим женихом, то её беспокойства напрасны. Он уедет в Рим, где его ждёт крайне сложная дипломатическая работа, и уедет он уже сегодня днём. Наверняка уже подают специальный вагон на запасные пути, а ему скоро надо будет предстать перед главой дипломатического корпуса, господином Сорокиным, и, возможно, побывать и в кабинете Государя лично. Вспомнилось, как в его присутствии императору хотели поцеловать руку, и он тут же её отдёрнул.
  Картины, картины, картины перед глазами. Картины из жизни, краткие эпизоды, словно он сейчас должен погибнуть и проносится вся жизнь перед глазами. А может, это и есть смерть - уехать в Рим и оставить Киру здесь, в Петербурге. Нет, она скоро выходит замуж...
  - Не беспокойтесь, Софья Константиновна. - Внезапно твёрдым и ровным голосом сказал Александр. - Я никак не потревожу Киру Сергеевну. Я знаю, что она должна выйти замуж, и я искренне буду рад узнать, что она счастлива в браке. Надеюсь, моя тайна останется в стенах этого дома и не станет предметом для сплетен и толков в обществе.

0


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.