Особому отделу Департамента полиции требуется сослуживец, Молчанов Алексей, коему будут рады Анатолий Любавин и Владимир Самойлов.
_________
Николаю Васнецову, вице-градоначальнику Санкт-Петербурга, будут очень рады жена, Софья Васнецова, и брат, Александр Васнецов.
Анатолий Любавин
Почётный модератор и историк
Александр Васнецов
Создатель проекта, организатор
НИК
текст
НИК
текст
НИК
текст


Имеем честь сообщить, что антуражно - исторический проект Дворянская жизнь вновь открыт, и приглашаем принять участие в нашей игре, посвящённой временам правления Александра III Миротворца.

...Поэтому я поставлю принципиальное условие, - он сделал на это упор, - вы возвращаетесь на службу, а я помогаю вам выкрутиться с судебной тяжбой...
_____________
05.08.1884. Любезный сударь, возвращайтесь на службу.
Действительный тайный советник Любавин Анатолий Петрович узнал о трудностях своего бывшего подчинённого и предложил свою помощь. Разумеется, не безвозмездно. Талантливый сотрудник должен окончательно и бесповоротно вернуться на службу в Особый отдел.
- Для Вас я – не душечка, - тихо произношу, чтобы слышал меня только супруг, сжимая ладонь в кулак. Возможно, слишком грубо получилось, но так оно и есть...
1883 год 05 сентября. Ничто так не портит отношения, как их отсутствие.
Если к 1885 году в семье Самойловых всё хорошо, у них растёт сын и они любят друг друга, то 2 года назад, когда они только поженились, Виктория Самойлова буквально ненавидела своего мужа, поскольку её выдали замуж, совсем не спросив её согласия.

Дворянская жизнь

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.


1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s5.uploads.ru/qA4na.png

Участники:
Софья Васнецова и Александр Васнецов
Сюжет:
От Софьи Васнецовой не ускользнуло, как смотрели друг на друга Кира Оболенская и Александр Васнецов во время вальса на рауте. Добившись от Киры откровенного разговора, Софья приняла решние поговорить с Александром, братом её мужа, о том, какие чувства у него к юной Оболенской, и, если её женское сердце правильно подсказало о чувствах Александра, рассказать правду о чувствах Киры к нему.

0

2

Особняк Александра Васнецова, набережная Санкт Петербурга.

  Рабочий кабинет Александра в его особняке был прокурен до самого основания. В пепельнице дотлевал остаток дорогой сигары и валялось несколько окурков от папирос. Бумаги были разложены по всему столу, некоторые уже были собраны в папки, некоторые ещё требовали внимания молодого атташе. Там и деловая переписка, и предписания, и среди бумаг лежали письма, вскрыть которые надлежало лишь после прибытия в Рим. И среди них покоился листок, ничем не связанный с дипломатической деятельностью.

 

Дорогая Кира!
  Когда вы прочтёте это письмо, я уже буду в дороге и далеко отсюда. Я покидаю нашу столицу, и мысленно я остался с вами на том рауте, где мы совсем недолго были связаны вальсом...


  Далее шли признания. Александр признавался Кире в любви. И он знал, что читать она его не будет. Просто потому что оно не дойдёт до адресата. Излив бумаге свои чувства, Васнецов был намерен сжечь письмо, бросив его в камин, где сейчас весело потрескивал огонь. Он подбрасывал дрова вперемежку с углём, ему нравилось слушать треск поленьев и завывание ветра в трубе. В кабинете было тепло, Александр, написав ещё пару строк с признаниями, встал, прошёлся по кабинету, открыл форточку, чтобы хоть немного разогнать табачный дым и прикрыл глаза, когда на лицо попало несколько снежинок.
  Ночь заканчивалась. На востоке уже заалело зарево будущего рассвета. Александр встал, взял дописанный до конца лист, перечитал бегло несколько строк и отложил на пустующее кресло. Признания, которые всё равно не дойдут до той, кому они предназначены. Кира скоро должна выйти замуж - напомнил себе Александр. Уверенность в том, что она любит своего жениха и он избранник её сердца, и потому он не имеет права тревожить её своими чувствами. Васнецов перевёл взгляд на багряно - алую полосу заката и застыл у окна.
  Снова повалил снег. За окном послышался скрип калитки. Тихон, его дворник, встал пораньше, расчистить снег у крыльца. Александру в своё время сразу понравился этот угрюмый бородатый человек, пришедший наниматься в дворники. Дело своё он знал, во дворе особняка было всегда чисто, и Александр никогда не видел его пьяным. Атташе сразу заметил его полинялую фуражку, едва он вышел из пристройки. Вскоре послышался шум, издаваемый лопатой о мостовую.
Ещё одно признание, которое никогда не дойдёт до адресата.
  С этой мыслью Александр вернулся за стол, отпил уже остывший чай и принялся упаковывать бумаги. В другое время он доверил бы это делать секретарю, но несколько предписаний не были предназначены для посторонних глаз. Некоторые дипломатические поручения, притом полученные только вчера вечером накануне раута, содержали в себе тайные инструкции. До раута их так и не пришлось вскрыть, и потому, грубо нарушив какие либо предписания, Александр вскрыл их спустя несколько часов.
  Письмо, касающееся Тройственного союза, куда входила Италия. Оно полетело в огонь. Несмотря на то, что дипломатический багаж и почта не просматриваются, лучше всего прочитать и запомнить, а письмо отправить в огонь. Ещё одно письмо, прочтённое и отправившееся в огонь. Далее взгляд Васнецова упал на письмо, которое он в мыслях хотел отдать Кире.   
  Неожиданно раздался тихий стук в дверь его кабинета. В проёме появился Тихон.
  - Ваша светлость. Там просятся. Утверждает, поговорить надо. Немедленно. Софья Константиновна беспокоить изволит...
  Визит полностью неожиданный. Что могло такого произойти, что жена его старшего брата поспешила с разговором в столь неурочное время. Даже его камердинер спит сейчас, а докладывает о гостях дворник, о манерах обращения к господам разве что наслушавшийся из разговоров.
  - Да, конечно. Пусть пройдёт.
  Александр даже не стал отвечать Тихону "извольте просить войти". Не из за высокомерия. С простым человеком он вёл себя по простому, безо всяких манер. Дворник вышел, Александр присел у камина, подбросил два сухих берёзовых полена, достал расчёску и провёл по взлохмаченным волосам. И застыл в ожидании.

0


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » 1884год, 11 ноября. Тот день оказался судьбоносным.