РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ, 1826 ГОД

Восстание дворян 14 декабря 1825 года подавлено, пятеро руководителей восстания казнены. Николай I официально коронуется. Создаётся III Отделение. Начинается война с Персией.
Форум "Петербургское дворянство" сердечно приветствует гостей и участников форума!

Петербургское дворянство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 03 мая 1826 года. Прибавление в семье Зотовых.


03 мая 1826 года. Прибавление в семье Зотовых.

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s5.uploads.ru/t/NA0KL.jpg

Участники:
Александр Зотов, Кира Зотова, доктор (NPC)
Сюжет:
Доктор сообщает Кире, что у них с Александром двойня. Переживания Киры о беременности. Кира приносить радостную весть своему мужу о том, что вскоре их ожидает прибавление. 

Отредактировано Кира Зотова (2018-12-31 01:21:07)

0

2

Последние дни уходящего мая Кира ходила задумчивая. Ей требовалось спать больше обыкновенного. По утрам ей хотелось сливок, а к ночи пирожных. Мясо она не могла видеть, зато полюбила уху, которой никогда ранее не просила.
Может быть, это случилось. Подумала Кира и, сославшись на недомогание, пригласила доктора.
Доктор, высокий сутулый пожилой мужчина с немецким акцентом, осмотрев мнимую больную, нашел ее состояние вполне удовлетворительным и не требующим врачебного вмешательства.
Превосходное здоровье, Ваше сиятельство, и у Вас и у будущего ребеночка, сообщил он Кире и почтительно поклонился.
Кира просияла: Спасибо Вам, доктор, за эти благоприятные вести!
Теперь нужно было сообщить эту радостную новость мужу, но как?
В последнее время их отношения были странными. Очень странными. Князь Зотов самостоятельно, не спросясь ее мнения, решал за супругу, что она думает и что чувствует. Когда она ела, он говорил ей: Вы любите кислое, почему Вы теперь так часто берете соленые блюда?Вы же их не любите. Если Кира молчала, он непременно решал, что она «была в меланхолии».
У Александра была особенность убеждения, он мог заставить человека или события идти по тому сценарию, который он предполагал видеть дальше. И жена  пугалась мужа: может быть, она действительно меланхолична?
Она была ведомой натурой, собственного мнения совершенно не имела и иметь не хотела, и оправдывалась как могла:
Саша, я задумалась… Как сильно я люблю тебя, И кротко вздыхала, пока муж с подозрением глядел на нее.
У них очень давно не было близости, сначала Кира была простужена и у нее был сильный жар. В комнате были только муж и она, Кира знала это. У нее поднялась высокая температура. Женщина уснула тяжелым, бредовым сном. В ее воспаленном сне мелькали какие-то силуэты, фигуры из детства, отец, мать, знакомые, Томочка, маленький Ника, хватающий ее за талию. На самом деле ее держали руки мужа.  На стене оживал бюст страшной русалки, это была изящная статуэтка из фарфора. На ее зеленом лице бликовали огоньки ламп. От этого сумеречного освещения русалка усмехалась, если смотреть на нее сбоку и горевала, если смотреть с кровати, на которой лежала Кира. Потом женщина перестала узнавать комнату и предметы и покатилась в горячечный бред. Она бежала вокруг замкнутых сфер, которые могли ее поглотить, но не попадала  ни в одну из них, потому что бежала быстро, очень быстро… Сферы катились мимо нее с адским грохотом, расширяясь до размера вселенной и всасывая в себя все что смогут вобрать. И вдруг она увидела впереди Александра, он промелькнул где-то высоко на выходе их тоннеля. Кира рванулась к нему и оказалась вместе с ним в одной из сфер.  Она лежала рядом с ним и целовала его лицо и губы, а все вокруг рушилось и сжималось, и это расширение и сжатие было таким болезненным и мерзким, и только  любимые руки и губы мужа удерживали ее от того чтобы не закричать от ужаса.
Эти адские сферы снились ей всегда при высокой температуре, вот и сейчас она вздрогнула и проснулась:
Рядом с ней на кровати сидел ее муж и с тревогой смотрел на нее. Как хорошо, что это только сон, подумала Кира.
Мне приснился кошмар, сказала она любимому. И нежно погладила его руку.
Постепенно она вспомнила тени своих снов и слабо улыбнулась: Милый, я кричала во сне? Мне снился Ника, ты же помнишь его? Ах, ты не видел, я в тот день была с Томочкой…
Мы встретили князя Коширского в коляске, его разбил паралич. Это было в тот год, когда от него ушла жена. Говорят, она бежала от него за границу вместе с каким-то военным… Бедный Ника, как он страдал… Он истязал себя раскаянием. Я не знала его жены никогда, просто слышала о ней.

После болезни Кира была слаба, ей требовался отдых, а затем она внезапно изменила свои привычки, и оказалось, что эти перемены к добру. Кира была беременна.
Близости опять не было. Кира думала о том, что князь очень балует ее, слишком прислушивается к каждому слову, и, что было самым странным, все воспринимает только о себе. Когда жене смешно, это означало о нем, а когда страшно, то о нем тоже. Между тем Кира тревожилась за присугу, за домашние расходы и содержание, так как не привыкла жить на широкую ногу и новый уклад более богатой жизни ее очень сильно беспокоил.
И словно ему были нужны какие-то условия для отношений, которых никогда и не могло случиться, если ничего не делать и ждать действий от бестолковой Киры.
Вот и теперь, у них будет ребенок, милый малыш, означает ли это, что супруг обрадуется? Он так ждал наследника. Иоанн или Ольга, подумала Кира. Нужно спросить у мужа, нравятся ли ему эти имена…
Ей предстояло сообщить мужу радостную весть.
Послышались знакомые шаги: муж вошел в комнату и сел на краешек кровати.
Любимый, я хочу сообщить тебе счастливую новость: у нас будет дитя…

Отредактировано Кира Зотова (2018-12-31 02:44:21)

+1

3

После событий в декабре прошлого года забот стало гораздо больше. Начиная с того, что Александра Зотова упоминали арестованные члены тайных сообществ. Это были наветы, заговорщики стремились показать, насколько их много, и зачастую люди, совершенно не имеющие никакого отношения к восставшим, оказывались втянуты в бесконечную череду расследований. Зотов сам был сторонником мнения, что крепостничество устарело в России, но решать вопрос столь радикально - увольте. Кто-то даже сказал, что Александр, будучи во дворце, должен был лично убить Николая Павловича из пистолета, а если не получится, заколоть кинжалом или шпагой. Бесконечная череда вопросов к нему, его едва не лишили статуса атташе, но всё же, кроме оговоров арестованных членов тайных обществ, более ничего против Александра Георгиевича не нашлось.
  Стойкость Александра помогла ему пережить эти полгода бесконечных допросов, и обвинения с него были сняты. Да, в тот день он был во дворце, ранним утром давал присягу новому государю, стоял в залах Зимнего, когда взбунтовавшиеся полки собирались на Сенатской площади и туда же подтягивались полки, которые присягнули Николаю Павловичу. А 28 декабря Александра уже вызвали на допрос, несмотря на его чин и статус. Среди заговорщиков были дворяне и гораздо выше его по статусу. Не церемонились и с ними.
  Всё это сказывалось и на личной жизни Александра. Приходить домой он начал поздно, уставший. измотанный. Кира не знала ничего о том, что творится у князя на службе. Не хотелось, чтобы Кира переживала за него. Он продолжал исправно нести службу. Приказов об аресте так и не было. Жизнь возвращалась в своё, привычное русло. А этот день и вообще стал решающим, экспедитор - дознаватель сообщил Александру, что поводов для обвинения нет. В этот тёплый майский день это звучало особенно желанно. Два сослуживца Зотова из Министерства всё же лишены всех прав состояния и будут отправлены в Сибирь на поселение. Пятеро дворян будут казнены, их приговорили к четвертованию. Атташе вспомнил фразу одного из дознавателей, когда расхаживал по коридору. "Расстрел для вас, поручик, это слишком большая честь". Только позже четвертование заменят повешением, но об этом Александр ещё ничего не знал. И никто не знал.
  Александр отпустил кучера, решив пройтись до дома пешком. Весенний ветер ещё прохладный, так и норовит проникнуть сквозь лёгкое весеннее пальто, морщит поверхности луж на мостовых, шевелит ещё не покрывшиеся свежей листвой ветки деревьев. Кое- где ещё текут тоненькие ручейки по мостовым, но это уже не те апрельские бурные потоки талой воды, спешащие скорее слиться с Невой. Весна уже полностью вступила в свои права. Скоро дороги за городом станут совсем сухими, можно будет перебираться в загородную резиденцию. Вспомнилось, как его с Кирой ранним утром будил своей дивной трелью соловей. Тогда их жизнь казалась совсем беззаботной, они наслаждались друг другом в их летнем загородном доме. Скоро можно будет отправляться за город. Дорога домой шла мимо лавок, пару раз Александра окликали "почтеннейший", и в одну лавку он даже заглянул. "Колонеальные товары", где продавалось какао, которое Александр полюбил ещё будучи в США. Оно имело особый секрет заваривания, которым с Александром поделились, когда он проживал в Вашингтоне, слушал рассказы, как горел город в августе четырнадцатого года ("знали бы вы, как жгли Белокаменную французы" - любил отвечать Александр), работал над торговыми соглашениями, Англия к тому времени уже полностью утратила контроль над своими колониями в Северной Америке ("им же хуже" - таково мнение английского посла, с кем Александр играл "вист").
  Исход расследования был предсказуем, не состоял Александр в тайных обществах, а несколько лет он вообще жил в Америке, и не мог замышлять ничего против монархии. Экспедитор из Имперской канцелярии, в конце концов, так и согласился, что его замыслы о смерти императорской семьи, которые он якобы вынашивал - полнейший абсурд. Но вот двое его сослуживцев уличены в обратном. "Господа, вы не поверите, в Америке до сих пор используют рабский труд на плантациях, и эти плантаторы процветают. Но, Бог мой, в северных штатах рабство уже запрещено законодательно, и настанет день, когда это будет запрещено и на юге". Неосторожная фраза Александра, которую всё стремились развить при дознании, и не развили. Он свободен. Свободен.
  Он бы порадовал Киру, но она и не знала о том, какие тучи ещё сегодня утром нависали над его судьбой, и как же ярко, по весеннему, светит солнце над его жизнью. В кармане его сюртука лежал свёрток с какао, перетянутый нитью шпагата. Вот и его дом, он заходит, отдаёт прислуге пальто, присаживается снять обувь, скидывает сюртук, накидывает домашний халат.
  - Дарья, завари, очень хочется. - Александр отдал кухарке какао, и поспешил в спальню. В последнее время Кире нездоровилось, она словно чувствовала, что у её мужа не всё гладко на службе. И ничего не спрашивала. но сегодня можно успокоиться. На выходе ему попался доктор. Пожилой немец, их семейный врач. На вопрос о его жене от ответил:
  - Ффаше префосходительство, пусть эту ноффость фам скашет сама шшена.
 

  - Любимый, я хочу сообщить тебе счастливую новость: у нас будет дитя…
  Это действительно счастливая новость! Он хотел, чтобы в их семье наконец-то появились дети, и Александр часто молил Господа, чтобы он ниспослал им детей. Господь внял его мольбам. Сейчас, когда он сидел на кровати напротив идущей на поправку Киры (а болела ли она, возможно, причины её недомоганий только что озвучены), Кира приподнялась, обняла его, он склонился над женой, поцеловал в губы.
- Действительно счастливая новость! И насколько же долгожданная!

0

4

Кира ничего не знала ни про арест, ни про угрозу четвертования, ни про проблемы супруга. Александр Зотов тщательно скрывал от Киры все неприятности, словно Кира была существом особенным, которому нельзя расстраиваться, как простым смертным. Кира между тем постоянно расстраивалась по каким-нибудь пустякам, но старалась держаться и не показывать своих огорчений мужу. Александр был очень внимателен и заботлив, порой даже слишком. Когда, по его мнению, он говорил жене что-то не так, он винил только себя,  и Кира не знала и не представляла что с этим делать. Сама она очень редко занималась самобичеванием. Но она понимала, что один человек не может быть виноват всегда и во всем, и подолгу размышляла теперь о своих грехах и старалась исправиться и хоть немного соответствовать своему мужу. Ей безусловно, нужен был такой человек, как он, который мог дать дельный совет по любому вопросу. И который никогда никого ни в чем не осуждал.
Любимый... пожалуйста, не нужно покупать мне новой ткани, я раздаю свои платья прислуге. Дорогой, какой дивный браслет ты подарил мне на прошлой неделе...
Не знаю, как ему сказать, что я хочу научиться экономить и содержать наш  дом  в порядке, подумала Кира. Сказать чтобы ничего больше не дарил, страшно, вдруг любимый рассердится. А сказать что я слишком много трачу, тоже страшно.Вдруг совершенно перестанет давать ей деньги.  Кире нужно привыкнуть к расходам такого уровня и нужно знать, что  может себе позволить княгиня, а что нет, ведь деньги не бесконечны и нужно умело и рационально тратить их. И Кира опять расстраивалась и молча принимала очередной роскошный подарок.
Между тем ее очень беспокоили новые люди. Новым было все: прислуга, окружение, родственники и обычаи, заведенные в семье Зотовых.
И вот однажды, среди обычных будней, Кира узнала страшную новость о том, что ее муж подвергался огромной, смертельной опасности! А она ничего не могла знать об этом и не могла быть рядом с любимым. Теперь я всю свою жизнь буду жить страхе, подумала Кира, что с ним что то произойдет.
Кирино обожание достигло какой-то высочайшей отметки и она думала, что Бог может наказать ее за то, что она слишком сильно любит своего мужа.
И вот теперь он склонился над ней и целовал ее в губы.
Она только что сказала ему, что у них будет ребенок. Как же они будут счастливы! Александр давно хотел ребеночка, и Кира была рада, что доставит мужу удовольствие стать отцом. Сама она как можно дольше хотела бы остаться свободной и не стесненной обязательствами матери, но женщина  понимала: чтобы карьера мужа шла вверх, необходим здоровый и сильный наследник.
Кира готова была достать для Саши луну с неба, не то что родить ребенка.
Любимый... Пока животик не мешает нам, поцелуй меня еще. И Кира откинула волосы и подставила мужу шею для поцелуя.
Да.. Да, Саша, да.

Отредактировано Кира Зотова (2019-01-13 00:54:37)

0


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 03 мая 1826 года. Прибавление в семье Зотовых.