РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ, 1826 ГОД

Восстание дворян 14 декабря 1825 года подавлено, пятеро руководителей восстания казнены. Николай I официально коронуется. Создаётся III Отделение. Начинается война с Персией.
Форум "Петербургское дворянство" сердечно приветствует гостей и участников форума!

Петербургское дворянство

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 18 сентября 1818 года. Светская беседа о загадочной русской душе


18 сентября 1818 года. Светская беседа о загадочной русской душе

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s8.uploads.ru/CEcJ5.jpg

Участники:
Александра Фёдоровна и Владимир Самойлов.
Сюжет:
Стечением обстоятельств собирающийся служить под началом на тот момент тайного советника Анатолия Любомирского Владимир Самойлов оказывается на светском рауте, где присутствовала семья Николая Павловича и Александры Фёдоровны. И так получается, что беседа Владимира Петровича и Александры Фёдоровны оказалась весьма занимательной.

+1

2

Прошло уже больше года с того момента, как прусская принцесса приехала в Российскую Империю и вышла замуж за великого князя Николая Павловича. Она всё ещё весьма дурно говорила на русском языке, но зато уже была русской великой княгиней и матерью, вероятно, будущего русского императора. В детской комнатке в Аничковом дворце в этот час спал маленький, пятимесячный великий князь Александр Николаевич. Сашенька - их с Николаем первенец. Мальчик, названный в честь своего дяди-императора, не объявлялся официально будущим царём, но все прекрасно понимали, что именно ему суждено будет продолжать династию российских правителей, коли старшие братья Николая Павловича так и останутся бездетными. Лотти совсем не была этому рада. Сердце наполнялось грустью и тоской, когда она, нянча своего ненаглядного сыночка, представляла, каким непростым будет его будущее.
Но, наконец, молодой великой княгине выпал шанс оставить тяжелые мысли. Она уже совершенно оправилась от своих первых родов и вновь могла начать появляться в свете. Не смотря на то, что Александра Федоровна была уже женой и матерью, в ней сохранялась по-девичье задороная любовь ко всяческим развлечениям будь то балы, маскарады и прочие светские рауты. Несерьезность и веселость Александре Федоровна всегда добродушно прощали. В конце концов, в семье уже была монументальная фигура вдовствующей императрицы Марии Федоровны, олицетворяющая строгие традиции Дома Романовых. Была в ней и сдержанная императрица Елизавета Алексеевна, являющая собой образец спокойной добродетели. Александра же привнесла к императорскому двору живости, веселья, задора - всё то, что является неотъемлемыми спутниками молодости.
Отправляясь на очередного для всего света, но первый после родов для Александры раут, великая княгиня была преисполнена предвкушением удовольствия, которого она была лишена.
Особняк князя N был полон людей, которые не начинали веселья, ожидая членов императорской фамилии. Как и положено по этикету, августейшие гости прибыли последними. Их приветствовали глубокими реверансами и поклонами. Первую четверть часа великокняжеской чете, как и подобает, пришлось потратить на условности церемониала: пустые разговоры по паре минут с каждым, мимо кого нельзя пройти из-за его статуса и положения в обществе. Чаще всего, этими людьми были умудренные годами царские сановники. На взгляд Александры Федоровны, личности весьма скучные и нудные. Разговоры с ними, чаще всего, утомляли великую княгиню. Живость, свойственная молодости, побеждала любые условности придворного этикета.
К счастью, утомительная часть раута подошла к концу, как и полонез - танец, который был не особо по нраву великой княгини. Наконец, очередь дошла до мазурки, кадриля и вальса. Вот что Александра Федоровна любила всей своей душой, нее желая и секунды оставаться в стороне. Тем не менее, вскоре последовал перерыв в танцах. И пока её супруга отвлекали разговорами от молодой супруги офицеры и генералы, Александра Федоровна стояла дальней стороне залы в окружении своих молодых фрейлин.
Удивительно, но часть молоденьких вчерашних выпускниц умудрялись не поспевать с живостью великой княгини. Они выглядели немного уставшими, а вот Александрин была полна энтузиазма продолжать светский раут если не танцами, то хотя бы интересной беседой. Но только не с очередным седовласым министром. Нет, от подобных визави она была готова бежать, как от огня. Именно поэтому она и отошла немного в сторону, дабы не попадаться на глаза любителям рассказывать про славные времена царицы-матушки Екатерины Великой. Сама же Александра Федоровна пытливым взглядом выискивала того, кто бы мог ей скрасить несколько минут этого светского раута.

Свернутый текст

Владимир Петрович, прошу прощения за такое длительное ожидание. Новогодние праздники совсем украли моё время)

+1

3

"Вам просто необходимо развеяться, отправляйтесь-ка, любезный, на сий светский раут".
  Меня буквально насильно оторвали от службы, и приказали отправиться на бал, и, как я подозреваю, не без участия господина Любомирского, который всё присматривался ко мне, как к человеку, служащему с должным, по его мнению, рвением. Недаром, как я думаю, он интересовался моей прошлой службой и моими заслугами, особенно во время войны с французом. А что я, в основном расследовал случаи предательства и дезертирства, есть те, кто остался без погон в результате моих стараний на войне. А кое-кто и с жизнью расстался. об этом, правда, принято молчать, я не распространяюсь, но Любомирский... откуда ему знать об этом?
  Раз уж отправили меня на этот светский раут в приказном порядке, то приказы не обсуждают. И я тут не выслеживаю скрывающегося от пристального взора жандармерии члена тайного общества. Мне, обедневшему дворянину, по сути, делать тут было бы нечего по той простой причине, что я бы и не числился в списках приглашённых. Но меня пропустили внутрь, я оказался одним из первых прибывших, поскольку мой чин ещё весьма и весьма далёк до того, чтобы ко мне обращались "ваше высокопревосходительство". А я и служу с тем, чтобы рано или поздно меня произвели в статские, а потом и выше.
  Меня предупредили, что на бал к князю N приглашены если не сам император, то члены его семьи. они прибудут нескоро, и в ожидании, пока прибывали гости, мы решили с молодым человеком перекинуться в карты. за четверть часа я убедился, что ассигнаций у него гораздо больше, чем мозгов, я его обчистил полностью, и его деньги перешли ко мне. Перекинулся сплетнями, которые сейчас ходили при дворе, с двумя офицерами, выпил бокал шампанского с подноса, которое разносили лакеи, выкурил специально припасённую на раут сигару в обществе других господ дворян, явившихся на светский раут, ухватил с подноса фруктовое пирожное, и снова вышел во двор, где я узнал, что один из господ не явился на раут потому что со вчерашнего дня он находится под арестом за дуэль со своим сослуживцем. Впрочем, если причины истинны, я бы тоже вызвал на дуэль того самого обидчика. Сказать, что он нищ и не может себе позволить того, что позволяют себе другие. Мой покойный отец тоже мало что смог оставить мне в наследство. Но это уже моя беда.
  - Едут, едут их высочества!
  Я разворачиваюсь в сторону ворот. Хорошо, что я достаточно далеко и мне не нужно отходить в сторону. За кованной оградой сначала прибывают кавалергарды, потом останавливается роскошная карета, запряжённая четвёркой богато украшенных лошадей. Лакей, прицепившийся сзади, спрыгивает, чтобы открыть дверцу кареты, я чуть привстаю на носочки, чтобы издали посмотреть на Николая Павловича, и его молодую супругу. Вспоминаю, как оглашали эту новость и палили из пушек. Что ж, будет, что рассказать потомкам, если они у меня, конечно же, будут. А пока - кто же согласится выдать свою дочь за обедневшего дворянина, чьими землями и доходами распоряжается сейчас совсем другой человек. Мой отец в своё время так и отдал в залог земли с имением, и не смог выкупить этот залог...
  Провожаю взглядом чету Николая Павловича и Александры Фёдоровны, и решаю, что неплохо бы вернуться в зал. Пока ещё идут тёплые осенние дни, яркое солнце, но воды Невы уже по-осеннему неприветливы, всё больше желтеет листва на берёзах, и уже не за горами осенняя распутица, дожди и нескончаемые серые облака. Наверное, это один из последних светских раутов, когда ещё можно спокойно распахнуть все окна и ставни в домах.
  В доме и тепло и одновременно свежо, большой зал наполняется людьми. Вокруг их высочеств собрались люди, каждый, видимо, считает своим долгом обмолвиться с Николаем Павловичем, его супругой или с ними обоими. Я один из немногих, кто просто наблюдает, как постепенно готовится играть оркестр наверху...
  Заканчивается официальная часть раута, посвящённая, как я узнал, рождению у князя N внука, мальчика. По этому поводу столь щедрый раут, но заканчивается короткое застолье, тост за здоровье внука князя, тост за здоровье самого князя, кто-то пьёт шампанское, кто-то водку, кто-то разливает вина. Я скромно сижу в самом конце зала, вставая, когда произносят пожелания внуку и князю.
  Во время полонеза я скромно стоял в стороне, потом был вальс, где я танцевал с остроносой брюнеткой, которая жеманичала, складывала губки так, что у неё получалось выражение при разговоре "в Пютюрбюрге", вальс и кадриль я снова скромно простоял в сторонке, и, когда был объявлен перерыв в танцах, я решил, что недурно бы выйти и ещё раз выкурить сигару во дворе. Гости князя N уже собрались в различные группы, я направляюсь к выходу, меня окликают. Я оборачиваюсь, но не нахожу, кто бы это был, и чувствую, как сталкиваюсь с кем-то спиной.
  - Прошу простить. - Говорю я спешно и оборачиваюсь, чувствую лёгкий холодок по спине, когда я вижу, кого толкнул своей спиной, но спешно успокаиваю себя, уверенный, что за моё неуклюжество меня не призовут к ответу... наверное. И добавляю:
  - Ваше высочество.

+

Извинения излишни, я думаю. Рад, что дождался игру.

Отредактировано Владимир Самойлов (2019-01-03 23:48:53)

+1

4

Александра любила суету светских праздников: кругом люди, льется рекой игристое вино, звучит музыка, кавалеры как никогда галантны, а дамы “выгуливают” свои новые платья по последней моде, кокетливо прикрывая улыбки веерами. Эта атмосфера прекрасно подходила молодой великой княгине. И даже в минуты, когда никто не развлекал Александру Федоровну беседой или танцем, она все равно чувствовала себя счастливой, с удовольствием рассматривая убранство поместья или сравнивая свой собственный туалет с гардеробом первых светских красавиц Санкт-Петербурга.
Взяв с подноса предложенный лакеем бокал с шампанским, великая княгиня обернулась, желая подойти к одной из своих фрейлин. На платье мадемуазель Оболенской Её Высочество заметила великолепный в своей красоте пояс, украшенный жемчугом, и Александрин, непременно, хотела приобрести такой же, только несколько иного оттенка. Нужна была девушка, которая бы смогла выполнить поручение августейшей особы и выяснить в непринужденной беседе у княжны, в каком модном ателье ее камеристка смогла найти сей незатейливый аксессуар дамского туалета.
Но едва великая княгиня сделала один шаг в сторону своих придворных дам, как почувствовала толчок в плечо. Пришлось двумя руками схватить бокал, дабы удержать его и не облить себя шампанским. Когда угроза испортить платье миновала, Александрин с удивлением посмотрела на человека, оказавшегося столь непочтительным к члену императорской семьи.
Им оказался на вид достаточно молодой человек, выражающим всем своим существом растерянность. Проскальзывающая в последних двух словах неуверенность выдала, что он явно не собирался как-либо задевать честь невестки государя, и не хотел угрожать ее платью. А ещё он явно не был одним из тех придворных чопорных сановников, слишком скучных, чтобы такой молодой особое, как Александра, уделять им время. Из головы великой княгини тут же вылетели все мысли о поясе и жемчуге на нём. Теперь Её Высочество думала о том, что этот неуклюжий гость смог бы скрасить ее время до объявления второй половины танцев. Ей не часто доводилось разговаривать с кем-то, кто не был вхож в придворные круги. А судя по тому, что видела великая княгиня этого мужчину впервые, он не входил в число ни высокопоставленных чиновников, ни в число молодых людей с придворными звания, скорее всего, он не был даже представителем самых высших кругов русской аристократии. Когда еще ей может выпасть шанс пообщаться с кем-то, кто хоть и был всегда где-то поблизости от первых лиц империи, но все равно не имел к ним доступа?
Лукаво улыбнувшись, Александра бросила мимолетный взгляд на прочих гостей, что стояли рядом. Кажется, небольшой инцидент между ней и этим дворянином остался всеми незамеченным в суете светских бесед.
- Просчу, - мужчина заговорил с ней по-русски, и великой княгине пришлось приложить немало усилий, чтобы ответить ему на этом всё ещё чужом для нее языке. Ах, как она в эти моменты завидовала императрице Елизавете, которая столь просто переходила с французского на русский. Александра же продолжала коверкать слова и говорить с явным немецким акцентом. - Может быть, - закончила загадочно свою фразу великая княгиня. А затем перешла на французский язык, более привычный и понятный, в надежде, что и ее внезапный собеседник знает сей язык.
- Прощение, как известно, надо заслужить. К счастью, вам выпала удача загладить свою вину прямо сейчас, - игривость в голосе великой княгини давала понять, что Александра Федоровна отнеслась к неловкости молодого человека снисходительно, и ему не стоило ничего опасаться рядом с ней. Во всяком случае, именно на это надеялась великая княгиня, продолжая свою фразу. - Но для начала вам стоит представиться.
Пока Александрин обращалась в молодому человеку, одна из фрейлин, наконец, заметила, что августейшая дама с кем-то разговаривает и сделала несколько шагов вперёд, остановившись на достаточном расстоянии, чтобы не подслушивать разговора, но и чтобы беседа великой княгини не выглядела предосудительно в глазах высшего света.

Отредактировано Александра Федоровна (2019-01-04 02:15:45)

0

5

Немецкий акцент спутать невозможно. Решительно невозможно. Твёрдое произношение согласных звуков, и нотки строгости даже во время непринуждённой беседы. Подобный акцент я слышал не слишком часто, всего пару раз, от немца - лавочника в музыкальном магазине, когда я обещался выслать ноты своей дальней родственнице, девочке двенадцати лет, живущей под Казанью, которая в письмах просила что-то из Вивальди, мне тогда запомнилось, как этот немец пытался понять, что нужно маленькой девочке и напеть, а я в результате купил три тетради, чтобы не ошибиться. Второй раз - немцем был доктор, и я слушал, какие микстуры и порошки должен принимать мой дядя, тот самый дядя самых честных правил, благодаря которому я имею образование, знаю языки и манеры.
  - Охотно, Ваше высочество! Готов немедленно искупить свою неловкость, только решительно затрудняюсь, как я могу это сделать! Имею честь представиться, князь Владимир Петрович Самойлов к вашим услугам!
  более мне, по сути, добавить нечего. То, что я служу в Имперской канцелярии экспедитором, и то, что в настоящий момент мои земли с имением в залоге и я решительно не имею средств расплатиться, и доходы от моего имения сейчас получает тот, кто в своё время дал ссуду моему отцу, ведущему слишком уж разгульный образ жизни - я об этом говорить не могу и не стану. И что я сейчас должен сделать, глядя на улыбку молодой женщины, замечаю, что одна из её фрейлин решительно направляется в нашу сторону и останавливается шагах в трёх от нас. Расстояние, достаточное для того, чтобы внимательно смотреть на нас, не сделай я чего предосудительного (упаси Господь, иначе я разделю свою участь с теми, за кого я похлопотал насчёт того, чтобы они коротали дни и ночи в Петропавловской крепости, надеясь, зачастую понапрасну, на снисхождение суда.
  - Так что же угодно вашему Высочеству? - Эту фразу я проговариваю по немецки, я хорошо понимаю этот язык, но моё произношение преподаватель, как я сейчас помню, Карл фон... забыл фамилию, но чётко вспомнил, как он говорил, что мой акцент столь неприятно режет слух и мне просто необходимо работать над произношением. Уж не знаю, как отреагирует Александра Фёдоровна на мою попытку заговорить с ней на её родном языке. Не загадываю.
  оборачиваюсь на неожиданные резкие испуганные выкрики в зале. Причина становится ясна сразу же. Кто-то из гостей решил сам открыть бутылку шампанского, и пробка выстрелила в потолок, да так удачно, что попала в край хрустальной люстры с подсвечниками, и несколько хрусталиков с парой свечей оказались на столе. Я постарался скрыть смех, но правый край рта предательски начал подниматься вверх. Ситуация на самом деле забавная... что признали, похоже, и гости, и князь, устроивший данный раут. Я не слышал, что он сказал неловкому гостю, но оба они улыбнулись друг другу и пожали руки.
  Тем не менее, окружающие нас гости устремились вниз, так что в этой части зала остаёмся я в компании Её Высочества, и молча взирающей на нас фрейлины. "Словно вышколенная собака" - про себя думаю я, про себя смеюсь своему сравнению. а если мы выйдем на небольшой опустевший балкончик напротив нас, она тоже зайдёт туда же? А ну и пусть.
  - Могу я предложить Её высочеству перейти на балкон? Там свежее и не так шумно. - Предлагаю я Александре Фёдоровне, готовый пройти к двери, встать, пропуская цесаревну и зайти следом, а если нужно, то пропустить и фрейлину туда же. гости, похоже, слишком заняты чем-то очень интересным, поскольку в зале внизу они собрались вокруг одного человека во фраке, что-то увлечённо рассказывающего и размахивающего руками. Так что же намерена предложить Её Высочество, дабы я мог заслужить её извинения?

+1

6

“Князь Самойлов...” - великая княгиня, любезно кивнув в ответ, попыталась вспомнить: приходилось ли ей уже встречаться с представителями этого семейства. Но, увы, хоть род нового её знакомого и был титулован, Александра не встречалась ни с одним человеком при дворе, кто бы носил такую фамилию. Однако недурной немецкий, на котором вдруг заговорил князь, весьма порадовал Её Высочество. Несмотря на то, что члены августейшего семейства были потомками немки, известной в России как Екатерина Великая, несмотря на то, что вдовствующая императрица и императрица-супруга Александра I были немками, и даже младшие великие князья женились на немецких принцессах, родной язык великой княгини очень редко использовался в обществе. Все чаще всего говорили на французском. Реже, но все же использовали и русский. Александра хорошо знала первый, гораздо хуже ей давался родной язык её супруга. А услышать вдруг немецкую речь - дорогого стоит, и это сразу расположило Александру к Владимиру Петровичу.
- Сущий пустяк, князь, поверьте, вам не составит это большого труда, - пользуясь знаниями своего собеседника, великая княгиня решила продолжать разговор на родном языке. Однако громкие звуки с другой половины зала перебили её, заставив обернуться.
Впрочем, казус с бутылкой шампанского не рисковал перерасти в скандал между хозяином особняка и нерадивым гостем, а обернулся лишь всеобщим смехом. Не смеялась разве что лишь фрейлина Её Высочества, которая, судя по всему, встревожила князя.
Чуть склонив голову на бок, Александра улыбнулась, будто тем самым просила прощения у Владимира Петровича за своё навязчивое окружение. Она знала, что часть придворных, пусть это было и относительно малое количество людей, не очень её любило, считая поверхностной и чересчур легкомысленной особой. Они сравнивали Александру с супругой императора, Елизаветой Алексеевной - женщиной глубоких чувств и переживаний, высокообразованной и чуткой. На её фоне великая княгиня выглядела кокеткой, увлеченной лишь французской модой да танцами. Но Александра предпочитала не замечать этих снобов, отказывающих молодости в развлечениях. И, если эта фрейлина была одной из осуждающих её, то великая княгиня с удовольствием даст ей повод для очередных пересудов, согласившись на предложение пройти на балкон.
- Действительно, на балконе нам будет гораздо комфортнее, - указав веером к выходу, Александра обернулась к своей придворной даме, лукаво улыбнувшись ей, и пошла к двери.
Оказавшись на балконе, Александра вдохнула свежий воздух полной грудью. Больше всего Её Высочество любила летние и весенние приемы в Царском и Петергофе, когда всё веселье могло происходить прямо в садах и дворцовых парках, а не в тесных стенах бальных зал. Увы, на пороге были холодные осенние, а затем и зимние месяцы. Весь свет перебрался в столицу, и летнего сезона придётся ждать ещё весьма долго.
- Скажите, князь, откуда вы родом? Всегда ли вы проживали в столице, или у вашей семьи есть загородное имение? Жизнь в провинции: в России она такая же, как и в Европе? - лицо великой княгини преобразилось. Теперь Владимир Петрович наблюдал перед собой не озорную любительницу танцев и веселья, а молодую серьёзную женщину, которая вся обратилась в слух и была готова внимать каждому слову князя.
Собственно, в этом и заключалась задача её собеседника: рассказать урожденной немецкой принцессе о жизни в России. В той России, которую ей за год замужества так и не довелось увидеть: вдали от двора и света. Конечно, будучи по натуре весьма нетерпеливой, Александра цель своих вопросов не пояснила князю, и даже не спросила, а знает ли он что-нибудь о Европе, чтобы сравнивать. Но ответа она ждала в нетерпении.

0


Вы здесь » Петербургское дворянство » О героях нашего времени » 18 сентября 1818 года. Светская беседа о загадочной русской душе