Дворянская жизнь

Объявление



Спешите занять интересную роль, погрузившись вместе с нами в Россию конца XIX столетия. Вместе с нами Вы окунетесь в историю, побываете на дуэли или посетите бал. Мы рады Вам!



Дорогіе друзья. У насъ великолѣпные новости для Васъ. Мы растемъ и мѣняемся, но по прежнему остаемся тихимъ уютнымъ мѣстомъ для пріятныхъ бесѣдъ и игры. Спасибо, что Вы остаетесь съ нами, спасибо за созданную непередаваемую атмосферу. Рады сообщить Вамъ, что ряды прекрасной половины нашего форума пополнились двумя восхитительными героинями: Наталья Сергѣевна ​ Голицына и Сара Ибрагимовна Юсупова. Вѣсь Петербургъ пришелъ въ волненіе и слухи о красотѣ барышень будоражатъ умы поэтовъ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » конец сентября 1885 года "Я помню чудное мгновенье..."


конец сентября 1885 года "Я помню чудное мгновенье..."

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://ds04.infourok.ru/uploads/ex/0552/00050e61-c9812540/1/img2.jpg

Участники:
Софья Волконская и Даниил Адашев
Сюжет:
Они случайно встретились в шумной толпе праздно шатающихся прохожих, чтобы вновь разойтись с чувством, что теперь в их жизни что-то изменилось.

0

2

Местные ярмарки любили посещать все от мала до велика. Софья, являясь дочерью князя, не была исключением и старалась попадать на них так часто, как только могла, потому что ей нравилось смотреть на людей чья жизнь кардинально отличалась от её собственной. Они имели право выбора и не были ограничены тем, что их родители принадлежали к знатному роду. Быть Волконской означало жить по установленным меркам высшего общества, которое призирало тех,  кто не знал правил, а их целое множество и именно поэтому детей чуть ли не с младенчества учат вести себя правильно. У Софьи не было того детства, которым мог похвастаться каждый ребенок чьи родители были обычными крестьянами, но зато имелось огромное приданное и прекрасная родословная.
Посещать ярмарки девушке не разрешали, но запреты отца лишь подполями её интерес к запретному, поэтому она ухитрялась, хоть и ненадолго, но покинуть поместье вместе со своей гувернанткой, которая иногда занимала сторону своей подопечной и брала княжну с собой, прося девушку быть предельно осторожной и скрывать своё лицо платком, дабы до князя не дошли слухи, что его дочь разгуливает по улицам вместе с крестьянами, да и ещё одета так, словно была одной из них. Ради краткого мига почувствовать себя кем-то другим, Софья одевалась в самое простенькое платье из своего гардероба и закрывала платком половину лица, оставляя не тронутыми только свои глаза, по которым едва ли можно было понять кто она. Получив одобрение о своём внешнем виде от гувернантки, девушка улыбнулась и последовала за ней, так как выходить из поместья им приходилось ни через главный вход. Хоть она была далеко не маленьким ребенком, но эти тайные побеги, словно возвращали её в детство.
Посещая ярмарку вместе со своей гувернанткой, девушке всегда казалось, будто бы она попадает в сказочный город, полный целого множества всевозможных вещей. Не смотря на то, что Софья выросла, с годами её любопытство нисколько не угасло. Она разглядывала товар, и каждый раз оказывалась очарованной людским трудом. Люди же подмечая восторг в женских глазах, надеялись словить, хоть какую-то выгоду, но девушка была непреклонной. Стоило продавцам оказаться сильно навязчивыми, Волконская тотчас старалась скрыться из виду, дабы ненароком не оказаться увлеченной в их уловки.
Она разделилась со своей гувернанткой, пообещав, что будет находиться где-то поблизости от неё, но вместо того, чтобы сдержать его, отошла всего лишь на несколько прилавков вбок и потеряла единственное знакомое лицо в толпе. Не сказать, что она оказалась беспомощной в веренице незнакомых людей, но чувство паники на краткий миг сковало её. Решив не поддаваться на провокации своего разума, Софья решила отдалиться  от улиц, на которых разместилась ярмарка и постараться найти знакомый дом или вывеску, да хоть что-нибудь, лишь бы это навело девушку на мысль, что она нашла путь к собственному дому, по которому она шла вместе со своей гувернанткой. Люди на улице существенно поредели, она двигалась вперед одна, озираясь по сторонам в поисках чего-то знакомого, но всё вокруг казалось ей чужим. Пребывание вдалеке от дома сыграло с девушкой плохую шутку, она совершенно позабыла, как найти путь к поместью.
Софья почувствовала себя дурно от одной только мысли, что её гувернантки придется сообщить князю о том, что его чудесная дочка потерялась на городской ярмарке, куда ей было недозволенно идти. Волконской было плевать на собственное наказание, она даже была готова просидеть в собственной спальне до дня свадьбы, только бы из-за неё не пострадал ни в чем невиновный человек. Она сорвала со своей головы шелковый платок, который укрывал её от любопытных глаз. Единственная вещь в девичьем одеянии, кричащая о том, что она вовсе не крестьянка и принадлежит к высшему сословию. Собственная беспомощность выбили Волконскую из колеи, поэтому она даже не заметила, как за ней начали слежку. Толчок, который едва не сбил её с ног, побудил разжать руку, в которой она держала свой платок. Лоскуток ткани был схвачен злоумышленником, но едва ли он был старше, чем она, хотя судить со спины вора было очень непросто. Софья подхватила свои юбки и с криками: "Стой!", бросилась негоднику вдогонку. Она была бесстрашной, волевой девушкой, которая была способна постоять за себя, даже в такой непредвиденной ситуации, но вместо того, чтобы догнать вора, девушка лишь ещё больше заплутала и даже понятия не имела в какую из сторон ей нужно двинуться, чтобы вернуться на ярмарку. Волконская почувствовала внезапно накатившую усталость, смешанную с беспомощностью, хотелось сдаться в какой-то момент, сесть на лавочку и ждать пока кто-нибудь из поместья её найдет, но вспомнив про гувернантку твердо решила, что будет всеми силами отвергать все те чувства, которые сбивают её столку и мешают двигаться дальше. Софья пыталась найти контакт с прохожими, но те либо предпочитали отмалчиваться, либо делились неверными координатами, а порой указывали, как пройти, но её беглых знаний местности едва хватало бы, чтобы не заблудиться сразу после нескольких поворотов. Будь у неё с собой хотя бы немного денег, то девушка без труда наняла бы кого-нибудь, чтобы её доставили к поместью, но их при ней не было, да и единственная вещи, которую она могла бы предложить в качестве оплаты была украдена.
На опустевшей улице, на которой Софья была долгое время одна не было ни единой души, а затем из-за угла показался юноша, за которым Волконская, не боясь, поспешила, столь полна отчаяния она была.
- Умоляю Вас, подождите! - Выкрикнула девушку, подходя к парню ближе. Пронзительные карие глаза сосредоточились на её лице, принялись изучать его, наверняка пытаясь понять, в чем заключается подвох. Она же была рада встретиться лицом к лицу с тем, кто откликнулся на её просьбу, поэтому улыбнулась незнакомцу ничуть не пытаясь скрыть своей радости. - Уверяю, я не отниму у вас много времени. Мне бы всего лишь узнать, где находиться ярмарка. Кажется, я изрядно заплутала. Увы, но мне будет нечем отблагодарить Вас за оказанную помощь.  Я лишь могу быть безмерно благодарна Вам, если Вы все-таки согласитесь мне помочь. -С мольбой в глазах, она смотрела на него, боясь в очередной раз услышать отказ или снова получить вкратце описание того, как ей следует двигаться, чтобы добраться до нужно места. Пожалуй, она больше не выдержит этого и ей действительно придется признаться в собственной беспомощности и в том, что отец был прав, когда запрещал ей выбираться из поместья, дабы посетить столь многолюдное мероприятие. - Пожалуйста, мне очень нужно, чтобы Вы помогли.

Отредактировано Софья Волконская (2018-09-04 22:08:08)

+2

3

Каждая встреча — начало разлуки.

[indent] До чего же погожий выдался денёк! Просто чудо какое-то! Если не глядеть на календарь, то и не подумаешь, что почти уже октябрь на дворе, и что "роща отряхает последние листы с нагих своих ветвей." А тут такое солнышко припекает, будто еще август, а в воздухе носятся тучи насекомых, которые и не думают впадать в зимнюю спячку. Только яркие краски столичных клёнов да ясеней и сочные гроздья красной рябины напоминают нам о том, что осень давно уже вступила в свои права. Но не зря великий Александр Сергеевич так любил и почитал это время года, нынешний сентябрь было поистине за что любить. Такой прекрасной погоды в Петербурге я не припоминал давно. Осень - вообще любимое время года всех поэтов. Я же, хоть и был натурой поэтической, не слишком жаловал межсезонье, и наступление листопада и дождей лишь навевало на меня грусть. Но эти дни радовали даже меня.
[indent] Всё-таки оказаться больным в первые учебные дни было не таким уж скверным делом. Конечно, порошки и пилюли были горьки, зато после выписки и возвращения в казарму наш капитан (не знаю уж от каких щедрот душевных) выписал мне и еще двоим юнкерам, особо отличившимся на занятиях, увольнительную на один день. Вернее "на день" было громко сказано. Ровно в четыре часа мы должны были, как штыки, прибыть обратно в училище. Но я всё равно был счастлив хоть ненадолго вырваться из душных казарменных помещений.
[indent] Ну, а куда податься молодому юнкеру, если он полностью свободен и волен делать, что пожелается? Конечно же, на ярмарку! В другой ситуации можно было бы ответить, что в кабак, но, к сожалению, увольнительная была слишком короткой для такого рода развлечений, да и я был не таким уж большим охотником до выпивки. Именно поэтому решено было ехать на самую большую петербуржскую осеннюю ярмарку. Много ли надо восемнадцатилетним мальчишкам? Нас еще манили карусели и сахарные леденцы на палочках. А какие чудесные продавались на ярмарках пироги! С яблоками, с капустой, а то и с гусиной печенью! Куда там венскому штруделю, хоть и съел я их в своей жизни немало.
[indent] Закупившись ватрушками с пылу - с жару, мы решили разделиться, потому как интересы у каждого из троих были абсолютно разные. Егоров поспешил глазеть на кулачные бои, которые должны были вот-вот начаться (главное, чтобы сам не полез в них участвовать, а то это неминуемый карцер, и то в лучшем случае), Павлов, будучи специалистом по разведению пчел, отправился на дегустацию мёда, а я, накупив гостинцев для оставшихся в стенах училища Юнусова и Любавина, пошел смотреть на ярмарочные представления. В два часа мы должны были встретиться на углу Стремянной и Большой Посадской, где нас ожидала повозка.
[indent] Представление было смешным и по-детски наивным. Не удержавшись, я даже бросил в залатанную шляпу актеров несколько медяков, чем вызвал почтительный поклон одного из артистов балагана. Часы на башенке показали половину второго, и я заторопился покинуть ярмарочные гуляния. Не хватало только опоздать. Протолкнувшись через толпы праздношатающихся в воскресный день посетителей ярмарки, я выбежал на Большую Посадскую и припустил вниз по улице к назначенному месту, пока меня не окликнул чей-то тоненький незнакомый голосок. Я обернулся и увидел белокурую барышню, которая спешила ко мне с самым несчастным видом. Я замедлил шаг и, наконец, вовсе остановился. Девушка выглядела очень несчастной и подавленной. Она подняла на меня чистые, как июльское небо, голубые глаза и попросила проводить ее обратно на ярмарку, так как барышня уверяла, что заблудилась.
[indent] Я растерянно прикусил губу. Если я опоздаю в училище, то меня ожидают неприятности, но если я не помогу в беде хорошенькой девушке, то буду сам себя чувствовать свиньей до конца своей жизни.
[indent] "В конце концов у меня есть еще два часа. Как-нибудь добегу. Будущий офицер не должен оставлять даму в беде!"
[indent] Может, вояка из меня был и не очень, зато рыцарских качеств было хоть отбавляй. А, как говорит наш капитан, офицер - это не только шашкой на скаку врагам головы рубить, это еще и честь, доблесть и благородство.
[indent] - Конечно, я вам помогу, сударыня! - простенькое платье девушки не давало никаких определенных ответов о ее принадлежности к тому или иному сословию, но, впрочем, я не отказал бы в помощи и крестьянке, - Но, прежде всего, разрешите представиться. Юнкер Адашев, к вашим услугам, - я чуть поклонился, - В какое именно место вас доставить?
[indent] Барышня указала примерные ориентиры, и, кивнув, я предложил ей опереться на мою руку. Моя таинственная незнакомка изо всех сил старалась семенить по булыжной мостовой, как можно быстрее, но получалось у нее весьма скверно. На мгновение я подумал о том, как старые часы на серой башенке отсчитывают минуты, всё больше приближая меня к неминуемому опозданию. Я постарался отогнать прочь эти безрадостные мысли, ведя свою даму под руку обратно на ярмарку.
[indent] - А вы, что же, одна гуляете? - наконец, поинтересовался я у незнакомки, - Сегодня и правда чудесный день для прогулок. Но не для того, чтобы теряться, - я еле заметно улыбнулся, - А у меня увольнительная, - я не стал распространяться о то, что она уже заканчивается, - Вот сейчас сдам вас на руки вашему сопровождающему и обратно в училище. Я юнкер Николаевского Императорского кавалерийского училища, - зачем-то уточнил я, хоть моя дама и не спрашивала, - А вы? Могу я узнать имя спасённой мною девушки? - я остановился, внимательно глядя в глаза незнакомки, от чего она смутилась, я видел, как зарделись румянцем ее щеки, - Мы, кстати, пришли. Вон ярмарочный столб, а вон лавка с шалями. Всё, как вы и говорили, - я указал рукой на называемые мною ориентиры и вопросительно посмотрел на девушку, - Так куда дальше?

0

4

- Конечно, я вам помогу, сударыня! – Девушке едва ли не хотелось прыгать от радости, что наконец-таки нашла человека, готово помочь, да и ещё откликнувшегося совершенно безвозмездно. Не будь он столь любезен с ней и откажи в помощи, она едва ли решилась бы предпринять попытку заговорить с кем-нибудь снова. Ей показалось, что местные не особо величали приезжих, а её иначе было не охарактеризовать. Коль жила бы где-то в селе, то наверняка знала, как найти обратный путь на ярмарку. Она редко, но выбиралась в город с гувернанткой. Однако путь домой ей было знать ни к чему, так как у девушки всегда был сопровождающий. - Но, прежде всего, разрешите представиться. Юнкер Адашев, к вашим услугам. – Было настоящим чудом, что она встретила на улице такого галантного и интеллигентного юношу, решившегося помочь девушке оказавшейся в беде. Быть может, всему виной было его воспитание или совесть не позволяла оставить незнакомку позади, поэтому он остановился. Девушка была безмерно благодарна ему зато, что он не отвернулся от незнакомого человека, коим она являлась, да и ещё в такую трудную для неё минуту.- В какое именно место вас доставить? – Софью заставил вопрос юноши призадуматься. Не то, чтобы она была совсем невнимательной, когда отправилась с гувернанткой на ярмарку, некоторые детали прогулки ещё хранились у неё в голове. Вот только какое место выбрать, чтобы снова свидеться с той, которая тайком вывела её из поместья.
- Я отчетливо помню, что видела ярмарочный столб поблизости и лавку с шалями, мне нужно туда. Ориентиры так себе, но это всё, что запечатлелось в памяти. – Софья без раздумий берет юношу под руку, так как самой идти без опоры рядом было очень непросто. Перед уходом, она забыла сменить туфли, но удобную обувь. После беготни за негодяями, которые украли её шаль, она не раз корила себя за неосмотрительность, так как ступни сильно болели. Не будь рядом мужского плеча, девушка хромала бы пуще прежнего. Рядом с юношей, ей хотелось ступать уверенно, но у неё это плохо получалось. Она была для него обузой, и девушке было очень стыдно за это. 
- А вы, что же, одна гуляете? -  Софья старалась по пути запоминать улицы, по которым они шли на тот случай, если её спутнику надоест сопровождать её или того хуже, он вспомнит о неотложных делах и бросит девушку на том самом месте, где они остановятся.
- Я гуляю вовсе не одна. Мы разминулись с моей… - Девушка сделала короткую паузу, пытаясь придумать более правдоподобную историю о том, с кем она могла бы отправиться на ярмарку, ведь упомянуть в речи гувернантку девушка не могла. – Матушкой. Ну, вы наверняка знаете, как это обычно бывает у девушек. Я не смогла устоять над красотами драгоценных камней и всевозможных безделушек. Один прилавок привлекал больше другого, и когда я обернулась, чтобы найти матушку, то поняла, что отошла слишком далеко от неё. – История действительно была подлинной. Не замечая, как отдаляется, Софья потеряла след своей гувернантки, а когда опомнилась, то была на другой стороне ярмарки и едва могла проложить обратный путь к тому месту, где они виделись в последний раз. – Я давно не была в этих краях. Многие закоулки для меня позабылись. Однако, я рада, что потерялась, так как сегодня чудесный день для прогулки. – Не будь она вызвана такими плачевными обстоятельствами, то Софья действительно была бы рада выбраться из поместья, познакомиться с юнкером Адашевым, но совсем при других обстоятельствах, быть может тогда, их пути пересеклись бы на куда более длинный срок.
- Сегодня и правда чудесный день для прогулок. Но не для того, чтобы теряться. – Губы девушки растянулись в улыбке, она и сама знала, что теряться было глупой затеей, особенно в месте, где было большое скопление народа. - А у меня увольнительна.  Вот сейчас сдам вас на руки вашему сопровождающему и обратно в училище. Я юнкер Николаевского Императорского кавалерийского училища. А вы? Могу я узнать имя спасённой мною девушки? – Парень с девушкой останавливаются, юноша возникает перед ней, пристально смотрит в глаза, да так, словно надеется разгадать всё её тайны. Ей едва ли было дозволено находиться так близко рядом с незнакомым человеком, да и ещё при столь сомнительных обстоятельствах, но не скажи он о том, где учиться, то Софья вряд ли смогла бы ему довериться. Едва ли он мог отказать ей в помощи, так как учился в столь величественном учебном заведении. Это многое объясняло ей. Однако их близость вызывала в ней смущение. Ещё никто не смотрел на неё так пристально с нескрываемым любопытством в глазах и при этом, не имея никакого злого умысла, так как не знал о её происхождении. Софье не раз доводилось быть в кругах таких же знатных людей, как и она сама, но сейчас она была кем-то другим. Простолюдинкой и чем дольше юноша так смотрел на неё, тем сильнее ей не хотелось становиться обратно Софьей Волконской.
- Моё имя Софья, вы можете ко мне так и обращаться. – Она решила не сообщаться парню свою фамилию и о том, что является княжной, также решила умолчать, дабы обезопасить себя, ведь они были незнакомы, и узнай он кто девушка по происхождению, неизвестно насколько бы изменились его помыслы. Волконская не могла рисковать, поэтому решила, что одного имени будет достаточно её сопровождающему.
- Мы, кстати, пришли. Вон ярмарочный столб, а вон лавка с шалями. Всё, как вы и говорили. Так куда дальше? – Девушка даже не заметила, как они достигли той самой ярмарки, которую, как ей казалось, она искала вот уже не один час. Она пригляделась к продавцу шалей и тем людям, которые возникли рядом с ним. Его лицо девушка узнала, а вот другие люди ей были вовсе незнакомы. Сколько же времени она блуждала по улицам, и хватило ли ума гувернантке не бить тревогу от того, что они разминулись? Надежда в ней таяла, словно на глазах, а затем она краем уха услышала свою фамилию и резко обернулась в сторону того, кто её произносил. Его обладателем оказался человек, работающий в поместье Волконских, Софья его сразу узнала. Мужчина отвечал за охрану владений князя, а сейчас, кажется, искал его дочь. Чтобы ещё он мог делать? По всей видимости, гувернантка совсем отчаялась и прибегла к его помощи. Позади его спины вскоре появилось несколько его подчиненных. В руках мужчина сжимал платок, который у Софьи был украден. По всей видимости, кто-то из его помощников или же он самолично отобрал тряпицу у тех негодяев, которые позарились на неё, когда та была в руках Софьи. Возвращаться в поместье, пойманной охраной ей не хотелось, как и предстать перед Адашевым той, кем на самом деле являлась. Девушка не хотела, чтобы её вранье вылезло наружу так скоро, поэтому схватила юношу за руку и ринулась бежать, куда глаза глядят. Позади, послышались возгласы людей, которые, по всей видимости, заметили парня и девушку, поспешивших скрыться из виду. По всей видимости, юнкер Адашев догадался, что погоня была именно по их души, поэтому взял инициативу в свои руки, ведь куда лучше знал, где можно было спрятаться. Софья, как могла, бежала за ним следом, когда появилась возможность, сняла неудобные туфли. Пусть она сотрет себе ноги в пыль, но зато ей будет, о чем вспоминать, когда её запрут в спальне до самой свадьбы.
Спустя время обоим беглецам удалось оторваться. Они остановились в тесном переулке между домами. Парень прижал девушку спиной к кирпичной стене, а сам загородил собою на тот случай, если кто-нибудь мог наблюдать за ними. Оба сбивчиво дышали, Софья знала, что нужно было сказать что-то, объяснить причину того, почему она ринулась бежать. Возможно, ей в очередной раз пришлось бы ему соврать, но идеи не зарождались в её голове, она просто пристально смотрела в его карие глаза, которые были так близко.
- Когда Вы меня нашли, в Ваших глазах читалось, что Вы хотите разгадать все мои самые сокровенные тайны. Я отчаянно нуждаюсь в ком-то, кому могу их рассказать. Будь я совсем не той, кем Вам сейчас кажусь, Вы смогли бы смотреть на меня так же, как тогда, когда я попросила Вас о помощи? – Кажется, вопрос девушки завел парня в тупик. Он просто решился помочь незнакомке, которая очутилась в беде, но как на деле оказалось, что сам едва ли не угодил в беду, да и ещё по её же вине. Она была для него обузой, знала же об этом с самого начала, но почему-то надеялась, что всё может сложиться по-другому.  – Мне очень жаль, что втянула Вас во всё это. Вы меня больше не увидите. – Софья уже хотела выскочить за угол и кинуться на поиски мужчин, которые её искали. Наверняка они были где-то поблизости и либо она наткнется на них в скором времени, либо они на неё. Не успела она выскочить из узкого переулка, как вокруг её запястья сомкнулась мужская рука, потянула на себя да так, что Софья ели удержалась на ногах и девушку юноше пришлось прижать к своей груди, поймав за талию, чтобы та ненароком не упала. Она смотрела в глаза парня, чувствуя, как краснеют её щеки и не могла пошевелиться. Кажется ему было, что ей сказать, а ей наверняка есть, что ему ответить.

0


Вы здесь » Дворянская жизнь » О героях нашего времени » конец сентября 1885 года "Я помню чудное мгновенье..."